Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари; ибо Им создано всё, что на небесах и на земле, ви­димое и невидимое: престолы ли, господ­ства ли, начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано; и ОН есть прежде всего, и все Им стоит. И Он есть глава тела Церкви; Он — начаток, первенец из мерт­вых, дабы иметь Ему во всем первенство: ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредс­твом Его примирить с Собою все, умиротво­рить чрез Него, Кровию креста Его, и земное и небесное.  Колоссянам 1:15-20

Лекция, прочитанная на конференции Международного сообщества студентов-христиан. Де Бронн, Нидерланды, 1991 г.

И я не хочу, чтобы меня неправильно поняли в том смысле, что я религиозно высокомерен. Нo я должен сказать вам, что, с моей точки зрения, есть что-то совершенно исключительное в христианстве, и от этого никуда не деться. Если христианство хо­чет быть истинным по отношению к самому себе, то оно не может не быть нетерпимым по отношению к другим религиям. Причина этого очень проста. Иисус — уникален. Конечно, существовало много ве­ликих пророков и философов, много святых и муд­рецов на протяжении долгого существования чело­вечества, но не было и не будет никого, кто бы мог сравниться с Иисусом. В послании в Колоссянам, которое мы будем читать сегодня, апостол Павел пишет нам о причинах этой уникальности. В этом Послании твердо утверждается, что во всей исто­рии и во всей Вселенной Иисус — несравненен. В стихе 18 говорится, что Он — первый во всем. И вот почему христианство не может бросить себя в «горшок», где варятся и перемешиваются все миро­вые религии.

Исключительность христианства — это просто отражение уникальности Иисуса. Апостол Павел приводит в рассматриваемом отрывке три причины уникальности и верховенства Христа во всем. Во-­первых, Иисус уникален в Своих отношениях с Богом, во-вторых — в отношениях со Вселенной и в-­третьих — в отношении нашего спасения.

Первое: Иисус это единственный путь к Богу, это уникальные отношения с Богом. Посмотрим на стих 15: Он «есть образ Бога невидимого» . Итак, первый вопрос, на который приходится отвечать любой религии: какова природа истинной реальности, каков Бог? В соответствии со словами апостола Павла ответ христиан очень прост: Бог — это Иисус.

В одном соборе в Европе был очень красивый по­толок в готическом стиле. Но никто, входящий в собор, не замечал его, потому что он был высок. Люди не поднимали голову, чтобы увидеть его. Тог­да настоятели собора решили поставить зеркало в главном проходе собора, так что все заходящие пер­вым делом видели потолок, отраженный в зеркале, тогда уже они поднимали голову и видели настоя­щии потолок. Сходным образом, говорит апостол Павел, Иисус «проецирует» на плоскость человече­ского опыта природу трансцендентного Бога, Кото­рого мы не можем видеть. Иисус — образ невидимого Бога. Он в пределах нашего временного и про­странственного измерения совершенным образом воспроизводит Бога, показывает нам Бога, Кото­рый, по определению, находится вне пространства и времени.

Это поразительное заявление, и можно предста­вить, как трудно было поверить в это слушателям апостола Павла, в это трудно поверить и современ­ным людям. Некоторые могут сказать: «Он действительно был Богом. Он просто выглядел, как человек, но в действительности не был человеком». Но Павел в стихе 22 говорит именно о физическом теле Христа — «теле плоти». В Писании вы не найдете более сильного утверждения о человечности Хри­ста, слово «плоть» часто используется в Новом За­вете для обозначения падения, греховности. Иисус действительно отождествился с человечеством са­мым совершенным образом. Он смог это сделать, потому что Бог сотворил первых мужчину и жен­щинy по образу Своему и мы, люди, в некотором смысле уже похожи на Бога.

Не будет преувеличением сказать, что в Христе Бог нам показал как бы прототип человека. Это ­не ангел и не Дух, это — совершенный человек, че­ловек по образу Божьему, человек, который соот­ветствует первоначальному замыслу Бога о людях. Конечно, говоря это, апостол Павел «открывает дверь» следующему утверждению: «Если Иисус ­образ Бога и совершенный человек, тогда Он — не совершенный Бог, Он не может быть совершенным человеком и совершенным Богом одновременно. И «образ», независимо от того, насколько он может быть хорошим, — это не оригинал». Некоторые культы, например, свидетели Иеговы, используют подобные аргументы даже сегодня. Если Иисус ­образ Бога, Он не может быть истинным Богом, го­ворят они. Но Павел отрицает и это мнение, по­скольку в стихе 19 он говорит: «Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота».

Это утверждение, если хотите, даже сильнее утверждения стиха 15, где говорится что Иисус ­образ невидимого Бога. Он говорит, что вся приро­да Бога была заключена в Иисусе. Здесь имеется в виду, что не только Душа Иисуса была Божествен­на, но также плоть и кровь Его. Его тело было Бо­жественным. Он был Богом во всем. Это есть первая причина, по которой христианство не может позволить себе быть поставленным в ряд со всеми друrими религиями. Никто кроме Иисуса, не может быть так описан. Существовало много мудрых, святых, «божественных» людей, но никто, кроме Ииcyca, не мог сказать: «Ты, кто видит Меня, видит Бога».

Итак, Иисус уникален по отношению к Богу, и это  первая причина Его верховенства. У Него так­же уникальные отношения ко Вселенной. Посмот­рим на стих 16: «Ибо Им создано все, что на небе­сах и что на земле, видимое и невидимое». Если первый вопрос, на который должна ответить любая религия, заключается в том, каков Бог, то второй вопрос: почему мы, люди, здесь? Вселенная — са­мое необычное явление. Чем более ученые познают Вселенную, тем более необыкновенной она кажет­ся. Должны ли мы верить в случайное происхожде­ние Вселенной? Павел отрицает это, он говорит, что Вселенная — творение Божие, осуществленное по плану Божиему и с целью Божией. Конечно, буду­чи евреем, он был знаком с этой идеей. Она заклю­ченa в Ветхом Завете, и евреи очень любили обсуж­дать вопрос о Божественном сознании, о Божествен­ной мудрости, по которой была создана Вселенная.

Удивительно в связи с этим то, что Павел увидел источник Творения не в каком-либо признаке Бога, таком как мудрость, а в Личности, называемой Ии­усом. Посмотрите, что говорит нам Павел в этой связи. Он говорит, что Иисус существовал до творения (стих 17), что Иисус Сам — Творец, все было создано через Него (стих 16), что Он — Тот, кто поддерживает Вселенную и скрепляет все (стих 17).

Подчеркивая, что Иисус —Творец всего: престо­лов, господств, начал, властей (стих 16), Павел, по­-видимому, имеет в виду и духовный, ангельский порядок. Все это очень хорошо соответствует наше­му современному унитарному представлению о Все­ленной. За последние триста лет наука открыла, что все явления имеют единственный источник. За­кон, описывающий падение ньютонового яблока, описывает также и движение Луны вокруг Земли. Уравнение описывающее строение ядра атома, опишет нам и строение Солнца. В сердце материи существует единообразная математическая симметрия самого утонченного вида.

Все это единообразие порядка во Вселенной де­лает возможным предсказуемость явлении, что в свою очередь позволяет человеку выжить. Но поче­му это так? Что лежит в истоке этого неожиданного всеединства гармонии и порядка, которые мы, лю­ди, видим во Вселенной? Павел говорит, что когда мьы погружаемся в изначальные глубины Вселен­ной мы открываем вечный принцип взаимосвязи и целостности. И это не математическое уравнение, а сверхъестественная Личность. Иисус — это логика, Иисус — мудрость, Иисус — сознание, которое придает Вселенной смысл.

Интересен также другой вопрос, который наука уже не может разрешить. Почему мы здесь? Глу­бинная интуиция говорит нам, что этот мир имеет предназначение что мы — не на бессмысленном пути в никуда. В нашем существовании должны быть смысл и высшая цель. Недостаточно просто выживания. Павел говорит нам, что Иисус — ключ к этой космической цели, частью которой мы, лю­ди, так желаем стать. Он говорит, что мир не только создан, Им но он был создан для Него. Громадная Вселенная была создана для того, чтобы Он пришёл. Он — причина, по которой было создано всё творимое. Наши жизни могут иметь цель пото­му что Он есть истина.

Более того, Павел говорит, что здесь мы имеем дело не с различными рассуждениями об Истине, а с самой Абсолютной Истиной, которая находится в основе Вселенной. Иисус — источник Вселеннои и её глубочайшая тайна. Ииисус — первоначальная основа всего: Он уникален не только в отношении с Богом и не только в отношении со Вселеннои, но Он также уникален в отношении нашего спасения. В стихе 20, он утверждает: «И чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив чрез Не­го, Кровью креста Его, и земное, и небесное».

Но если Иисус — овершенная Личность, при­шедшая на землю, то почему Он умер? Может ли небесный образ Бога умереть? Может ли умереть Тот, кто поддерживает Вселенную? Похоже, здесь есть противоречие. И это ведь была унизительная смерть — Он умер от руки тех властей и господств, которые Он Сам создал? Это выглядит по меньшей мере непоследовательным. И все же, говорит Па­вел, если мы думаем об этом, то мы должны по­нять, что крест — это самое высочайшее проявле­ние уникальности и верховенства Христа, так как если первый вопрос религии заключается в том, ка­ков Бог, а второй вопрос — почему мы здесь, тогда мы должны ответить и на третий вопрос — как мы, люди, можем достигнуть справедливости?

Совершенно очевидно, что в мировом порядке и гармонии Вселенной есть место и для дисгармонии. Рядом с добром, которого немало в этом мире, при­сутствует и зло. Мир находится в состоянии вселен­ской Войны. Если мы посмотрим на стих 21, то най­дем подтверждение этой истины.

Сотворив человека по образу Своему, Бог наде­лил его нравственной свободой, и человек использо­вал эту свободу для того, чтобы восстать против Бо­га. В результате весь мир оказался разобщенным. Даже сама земля несет на себе раны этой войны, Бог низверг Свое негодование на физическую сферу обитания человека. Но, наверное, самое яркое и очевидное проявление человеческого греха мы ви­дим в обществе.

Ненависть, стяжательство, боль и смерть нару­шили гармонию, которую замыслил Бог. Я думаю, Бог мог бы просто уничтожить весь мир как нечто, потерпевшее крах, и начать всё сначала. Но это бы­ло бы признанием того, что в некотором смысле зло победило. Бог не Может позволить этого. Итак, с самого начала Бог избрал более трудный путь и более дорогую плату. Он не уничтожает этот восставший мир. Он спасает его от последствий падения и Божи­его справедливого гнева. Он уничтожает разобщен­нocть между миром и Собой, Он уничтожает послед­ствия действий врага, не уничтожая самого врага. Он примиряет мир с Собой. Когда Иисус умер на кресте и пролил Свою кровь, говорит нам Павел, то­гда и произошло примирение мира с Богом.
Понять все это нам поможет простая иллюстра­ция. Представьте, что кто-то из вашей семьи ранил вас и ранил очень глубоко, он оскорбил ваши чув­ства, несмотря на всю вашу любовь, заплатил вам ненавистью и презрением. И вот тот человек попа­дает в беду. Что вы сделаете? Если вы предоставите его судьбе, он погибнет. И во многих отношениях такой ответ был бы справедливым, потому что вы сами пострадали от него. И все же вы любите его, он — из вашей семьи, и вы хотите, чтобы ваша се­мья продолжала жить. Тогда вам нужно каким-то образом найти в себе силы и простить его, вы долж­ны проглотить обиду и унижение, примириться с ним не внешне, а в самой сокровенной своей глубине.

Подобным же образом было бы справедливо, ес­ли бы Бог отправил нас, восставших и не помня­щих добра, в ад. Но такова была Его любовь к нам, что Он нашел способ проглотить Свое негодование. Он утверждает Свою справедливость, свою правоту несением бремени платы за наши грехи на Самом Себе. И это то, что мы видим на кресте. Мы видим, как Он несет в Себе всю боль, которую причинили Ему наши грехи. Павел говорит, что результатом этой искупительной жертвы, ее успешным завер­шением и являемся мы, христиане.

Церковь — это братство примиренных мужчин и женщин, что стало возможным благодаря смерти Иисуса. Когда-нибудь это братство унаследует обно­вленную Вселенную, в которой будет торжествовать справедливость. Вы спросите, кто будет править этим Царством? Может быть только один царь — Иисус. Он — голова тела, говорит Павел, глава Церкви. Он — начало всего и во всем Он — глав­ный. И вот теперь я спрошу вас: как может чело­век, понимающий смысл креста, Считать Мухамме­да, или Кришну, или Будду равными Иисусу? Спа­сли ли они человека от греха? Были ли они путем примирения мира с Богом?

Мне нравится история, которую я услышал, ког­да жил в Африке, — о пожаре, происшедшем в аф­риканской деревне. Пожар уничтожил хижину, в которои жила одна из самых уважаемых семей де­ревни. Все люди, бывшие в хижине, сгорели, в жи­вых остался лишь крошечный ребенок, потому что кто-то бросился в хижину, объятую огнем, и спас ребенка. На следующее утро после пожара собра­лись старейшины деревни и стали решать, кому до­станется привилегия усыновления этого драгоцен­ного ребенка. Вперед Вышел самый богатый чело­век, он сказал, что его деньги позволят воспитать ребенка так, как подобает. Старейшины уже почти согласились с ним, но тут вперед вышел еще один человек. Он сказал: «Мое право усыновления ре­бенка выше». Старейшины спросили: «Каково же ваше право? Что может быть выше права богатого человека?» Тогда человек показал им свои руки они были покрыты ранами от огня. Он был тем кто спас ребенка из пламени.

Может сущетвовать много великих гуру, учите­лей, пророков и мистиков, которые претендуют на нас и наши души. И, возможно, некоторые из них исходят из самых добрых намерений. Но ни у кого из них нет ран на руках, и ни о ком из них нельзя ска­зать: они спасли нас, пролив свою кровь на кресте.

И поэтому, когда все человечество предстанет перед Богом в последний день, никто не будет кри­чать «Да здравствует Мухаммед!» или «Давайте по­слушаем Будду», потому что все будут знать, что они находятся здесь благодаря Одному Человеку. Вся Вселенная будет прославлять одно Имя. Этому Имени поклонятся все и на небесах, и на земле, все будут прославлять Его право на Царство.

Плюрализм, конечно, может сбить с толку чело­века ХХ века, но на небесах из-за него не происхо­дит замешательства. Иисус уже обладает там Выс­шей властью. Новый Завет знает только об одной неуверенности: признаете ли вы это верховенство Христа сейчас и тогда мы становимся примиренны­ми друзьями Бога через крест или нам придется признать Его верховенство позже и тогда мы ­враги уникального статуса Иисуса.

Решающая задача евангелизации — предъявить миру эту альтернативу. «Мы просим вас, — гово­рит апостол Павел, — как посланники Бога — при­миритесь с Богом». Вы можете продолжать сер­диться на Бога, если вы хотите, вы можете сохра­нять вашу враждебность по отношению к Нему, это проблема нашей свободы. Но преклоняемся ли мы перед крестом или отворачиваемся от него, истина остается при этом неизменной, независимо от того, верим мы в нее или нет, потому что это Абсолютная Истина.

Давайте побудем немного в тишине и подумаем о том, кто есть Иисус. Он уникален в Своих отно­шениях с Богом. Он один говорит нам о том, каков Бог. Он уникален в Своем отношении со Вселенной. Он создал ее и поддерживает ее. Он тот, кто дает нам дыхание жизни. И самое главное, Он уникален для нашего спасения, потому что Он единственный был распят на кресте и умер за нас. Давайте поду­маем обо всем этом хотя бы несколько минут.

Write a comment:

*

Your email address will not be published.

© 2013 Church Theme | Made with love.
Top
Follow us: